Душевноздоровые посиделки

Меню сайта
Категории каталога
Виртуальное Я [2]
Психотерапия и психоанализ [11]
Арт-терапевтические методики [8]
Психология под столом (про детей?) [6]
Статьи и заметки моих друзей [9]
Главная » Статьи » ПСИХОЛОГИЯ, терапия, психоанализ » Арт-терапевтические методики

От третьей звезды и налево, до самого утра. Анна М. Островская (У жизни на краю)
Без Смерти Жизни нет, как это ни ужасно:
Конечность бытия - катализатор счастья.
На фоне темноты мы различаем свет.
Без зла нет доброты, без горя счастья нет.
Мы начинаем жить, лишь зная наперёд,
Что это временно, что ВСЁ пройдёт...
Но здесь, сейчас, пока мы живы,
Пусть бьется сердце, будут цель и силы.
А Смерть пусть зачарованно замрёт -
Вот это Жизнь! И пусть пока уйдёт...

Ещё не время... Время - просто Жить.
Смеяться, плакать, верить и любить.

Анна Островская, 2009



Есть один фильм, который я очень люблю. Он называется «Третья звезда» («Third Star», 2010г., Великобритания, режиссер Хэтти Далтон, сценарист Вон Сивелл,  (1), (2)).

Фильм рассказывает о небольшом путешествии четырёх друзей. Всем им около тридцати, а один из них, Джеймс, уже никогда не отпразднует своё тридцатилетие, потому что он смертельно болен – у него саркома Юинга, и он не доживет до следующего своего Дня рождения. Вместе с тремя друзьями он отправляется к заливу Барафандл, чтобы провести несколько счастливых дней вместе и попрощаться. Этот фильм описывают как «комедия, драма», и это истинная правда. Половину фильма смеёшься над проделками этой четверки оболтусов, а вторую половину фильма плачешь, чувствуя их боль. Эти четверо – такие разные и в то же время такие близкие люди.

«Третья звезда» - в первую очередь история о дружбе, а уж потом о смысле и ценности жизни, о боли и смерти. Фильм обо всём. И, конечно, в его центре оказывается простой и в то же время тяжёлый факт: это последнее совместное путешествие четверых друзей. Это их последний шанс побыть вместе.

Каждый из них олицетворяет собой один из типичных образов современного человека, проживающего совершенно не ту жизнь, о которой мечтал.

Майлз (которого играет Джей Джей Филд) в юности хотел быть писателем, и даже написал роман. Но после смерти своего отца от рака Майлз отчаялся, забросил литературу и начал зарабатывать на жизнь более легким, но менее интересным способом – стал копирайтером. Когда заболел его друг Джеймс, Майлз отдалился от него, потому что не смог перенести и принять эту ситуацию: друг умирает, также как и отец, и с этим ничего невозможно сделать. Приближение второй смерти близкого человека оказалось для него непереносимым. Но отказать другу в просьбе о совместном путешествии Майлз не смог, и отправился в путь, прихватив с собой мобильник, чтобы вести дела по телефону и таким образом поддерживать связь с окружающим миром: с работой и с любимой женщиной.

Билл (которого играет Адам Робертсон) отправляется в этот поход с удовольствием: он счастлив хоть немного отдохнуть от удушающей заботы своей девушки, с которой и рад бы расстаться насовсем, но не может. Его удерживает чувство долга: девушка ждет ребенка, и Билл не может пойти против своей совести и бросить её. Он собирается жениться, но друзья не слишком радуются за него, ведь они понимают, что счастья в этом браке не будет. Когда-то у Билла тоже были амбиции – он хотел стать агрономом-консультантом. Но это тоже не сбылось. В поход с друзьями он берет с собой саженец  дерева, который он вырастил из самого зернышка, чтобы посадить его на берегу залива в честь Джеймса.

Дейв (которого играет Том Бурк) живёт, помогая другим. Он потерял работу и снова стал жить с пожилой матерью. А когда заболел Джеймс, Дейв с головой ушёл в заботу о нём. Мысль о том, что скоро Джеймс умрёт, для него невыносима, ведь сейчас он живет только ради помощи другу. Что же будет, когда Джеймса не станет?

Главную роль, умирающего от саркомы Джеймса, исполнил Бенедикт Камбербэтч.

Именно Джеймс придумал отправиться в этот поход с друзьями. Ему хотелось уехать подальше от горя и жалости своих родителей и сестры. Хоть ненадолго ощутить себя живым, а не умирающим. Ему нужна всего одна ночь у залива Барафандл. Всего одна ночь, чтобы проститься со своими самыми близкими друзьями и попросить их об услуге.

Джеймса мучают сильные боли, и он постоянно принимает морфий, вызывающий у него галлюцинации и повторяющиеся сны. Но, несмотря на сложности, он упорно движется к конечной цели путешествия на своих двоих, а когда устает и мучается болью в ноге,  друзья везут его на специальной коляске.

На протяжении фильма зритель словно проживает четыре разные жизни вместе с героями, словно примеряет их на себя. И все они оказываются неуютными, несчастливыми – каждая по-своему. Джеймс хочет больше времени, он не готов уйти из жизни, но вынужден терпеть боль и готовиться к смерти. Его фигура оказывается центральной в этой истории. Но которая из четырех жизней сложилась более трагично – это еще большой вопрос.

Первые вопросы, которые ставит перед нами этот фильм: как же так получилось, что такой молодой парень умирает от рака? Почему, за что такое наказание? Или это трагическая случайность? Почему он, почему так рано? Где же справедливость?

Когда тяжело заболевает кто-то из близких, все эти вопросы обрушиваются на нас словно водопад. "The sickness may be mine, but the tragedy is theirs” – «Болезнь может и моя, но страдают они» - говорит Джеймс о своих родителях и сестре. Рак – очень сложная болезнь, и одна из точек зрения о причинах онкологических заболеваний состоит в том, что  заболевший принимает на себя всю тяжесть семейной системы. Он становится идентифицированным пациентом, то есть болеет за всю семью. Это не означает, что близкие виноваты в его болезни. Это означает скорее то, что болезнь выбрала именно этого человека, чтобы что-то показать всей его семье. А он, осознанно или, чаще, бессознательно, принял этот выбор.

Осознанно или неосознанно, мы часто чувствуем вину перед заболевшим близким человеком. Вину за то, что нам суждено пережить его, и мы не властны удержать его в этой жизни. Вину за то, что, как нам кажется, мы мало дали ему, мало любили, успели сказать не все хорошие слова. Может быть, обидели чем-то когда-нибудь или отказали ему в чем-то. Мы можем ощущать и гнев, и досаду, ведь он уходит, бросает нас. Мы ощущаем безмерную грусть, теряя того, кого любим. И все эти чувства накатывают на нас одновременно или поочередно, интенсивно или менее сильно. В любом случае наша психика подвергается огромным нагрузкам.

Умирающий человек тоже оказывается в облаке тяжелых эмоций. Он сталкивается и с собственной душевной болью, с физическими страданиями и страхом приближающейся смерти. И к тому же он окружен нашими страхами и болью, тяжелым сгущающимся эмоциональным фоном, в котором может оказаться не слишком приятно проживать свои последние дни. И его тоже может мучить вина перед близкими, и гнев, и стыд. Мощь эмоций, обрушивающихся на него в преддверии ухода, может оказаться воистину страшной. В первых же кадрах фильма Джеймс произносит: «Я должен уехать подальше от их жалости и горя. Боже, как же мне надо сбежать!» И он убегает, в компании своих друзей, оставляя родителей и сестру с их тоской и печалью.

Куда он бежит и от чего? Прежде всего, от себя самого. От постоянной боли существования. Ирвин Ялом полагает, что именно боль существования – главная проблема, с которой все мы сталкиваемся (3). «Я уверен, что основным предметом психотерапии всегда бывает эта боль существования, а вовсе не подавленные инстинктивные влечения и не полузабытые останки прошлых личных трагедий, как обычно считается», - пишет он в своей книге «Экзистенциальная психотерапия».

В экзистенциальной психологии существует перечень вопросов, с которыми людей неизбежно сталкивает жизнь, и в решении которых они часто прибегают к помощи психотерапевта. Это даже не вопросы, а скорее фундаментальные основы существования, против которых мы ничего не можем сделать, а принять это нам непросто. Вот что говорит Ялом: «Я обнаружил, что для психотерапии имеют особое значение четыре данности:  неизбежность смерти каждого из нас и тех, кого мы любим;  свобода сделать нашу жизнь такой, какой мы хотим;  наше экзистенциальное одиночество;  и, наконец, отсутствие какого-либо безусловного и самоочевидного смысла жизни» (И. Ялом, «Экзистенциальная психотерапия»).

Четыре героя «Третьей звезды» олицетворяют собой эти четыре данности человеческого существования.

«Неизбежность смерти каждого из нас» - та данность, которую представляет нам Джеймс. Он умирает, он знает это, и ему очень больно. «Я не хочу умирать! – говорит он. – Мне нужно больше времени!». Каждый из нас рано или поздно сталкивается с этой мыслью. У Джеймса рак, и это заставляет его думать о смерти постоянно. Но и здоровые люди каждый день своей жизни приближаются к своей кончине – все жизни рано или поздно заканчиваются. Все мы живем с постоянной болью от этого: мы смертны.

«Свободу делать нашу жизнь такой, какой мы хотим» нам представляет, пожалуй, Майлз. Именно он в конечном итоге всё-таки решается на почти невозможное: даёт себе право быть счастливым с женщиной, которую полюбил, и которая отвечает ему взаимностью. Но сколько трудностей это порождает: ведь эта женщина – сестра Джеймса, и у неё есть семья и дети. Её ждет развод с мужем, со всеми вытекающими последствиями.  Это цена, которую Майлз и его любимая заплатят за своё счастье – за свою свободу жить так, как они хотят. Легко ли решиться на такие перемены? Большинству людей трудно. Ведь это стремление к собственным мечтам неизбежно связано с крахом чьих-то чужих мечтаний. В данном случае, условно говоря, пострадавшей стороной окажется муж возлюбленной Майлза и её дети. Хотя жизнь когда-нибудь обязательно расставит всё по своим местам.

«Тебе нужно моё благословение?» - спрашивает Майлза Джеймс. «Нет, - отвечает тот. – Я сделаю это в любом случае». Почему он так поступает? Почему он оказывается способен разрушить чью-то семью ради того, чтобы получить любовь? Просто столкнувшись с ранней смертью своего отца, Майлз как никто другой из четверых друзей понимает: жизнь очень коротка. И на то, чтобы побыть счастливыми, нам отведено не так уж много времени.

«Джеймс, послушай, отец всегда говорил мне: есть только одна вещь лучше и больше всего в этом мире. И если я его сын, я должен сам понять, что это. Я понял!» - говорит Майлз. И Джеймс желает ему удачи: «Надеюсь, у тебя всё получится». Майлз словно пытается стать счастливым за двоих: за себя и за своего отца. И его друг принимает это.

Билл, в отличие от Майлза, сделал противоположный выбор. Он отказался от собственного счастья в пользу долга и ответственности. Он не любит женщину, на которой планирует жениться. На мой взгляд, Билл представляет нам экзистенциальное одиночество, во всём его пугающем великолепии.

«Мы оба знаем, что большинство людей довольствуются тем, что, по их мнению, лучше одиночества, - говорит Биллу Майлз. – Любовь, о которой ты говоришь, - это зависимость. Ты постоянно думаешь: «я не могу без неё!» - и делаешь всё, чтобы это не кончилось. Ты зависишь от этого».

Семья без любви, в которой оба партнера зависят друг от друга, - вот, пожалуй, самое одинокое место на Земле. Когда человек один, у него есть ещё надежда встретить свою «половинку». Но если двое состоят в браке, и любви в этих отношениях нет, то переживание одиночества может оказаться невыносимо тяжелым.

Друзья пытаются отговорить Билла от ошибочного, по их мнению, шага. «Используй эту ситуацию, чтобы начать всё сначала» - говорит Джеймс. Но Билл уже не может себе этого позволить. Речь идет уже не только об отношениях двоих людей. Его невеста беременна, и Биллу приходится принимать решение не только за себя, но и за будущего ребенка.

«Да, это очень бледная версия того, о чём я мечтал, но я действую так, как того требует ситуация. А я буду смотреть, как рушится моя жизнь… Можно же было раньше мне сказать?!» Вот другая сторона свободы делать нашу жизнь такой, как мы хотим: когда наше желание противостоит голосу совести, мы должны сделать выбор. И каждый делает его так, как считает правильным.

Билл вёз с собой дерево, чтобы посадить его у залива Барафандл. Но он швыряет это дерево в море в тот момент, когда осознаёт безвыходность своей ситуации. Этот жест напомнил мне миф об Орфее, который мог покинуть царство Аида и вернуться в мир живых, только предъявив Харону у переправы золотую ветвь из рощи Персефоны. Билл словно отказывается от выхода из своей ситуации. Он принимает её неизбежность, но чувствует при этом ярость и обвиняет друзей в том, что они не помогли ему вовремя осознать ошибку. Но могли ли они за него сделать выбор?

Четвертую данность человеческого бытия - «отсутствие какого-либо безусловного и самоочевидного смысла жизни» - в этом фильме нам показывает Дэйв. Он живёт для других – помогает маме, помогает Джеймсу, но словно вовсе не имеет какой либо собственной жизни, какой-то очевидной собственной цели. «Почему ты так отчаянно хочешь быть нужным? - спрашивает его Джеймс. – Я благодарен тебе, но что же ты будешь делать, когда меня не станет? Даже представить не могу». Дейв тоже не может себе этого вообразить. Из четверых друзей именно он провел с Джеймсом больше всего времени, ухаживая за ним с самого начала болезни. Это служение стало смыслом его жизни. Но Джеймс уходит, и Дейву предстоит искать новый смысл.

кадр из фильма "Третья звезда" (Third star, 2010)

На пути к заливу Барафандл друзья повстречали нескольких интересных персонажей, каждый из которых принёс с собой те или иные подсказки. Помощник Дейва выглядит на первый взгляд очень странно – это очень неряшливого вида человек в оранжевой куртке, который ищет среди камней коллекционные коричневые фигурки Дартов Вейдеров (героев киносаги «Звездные войны»), которые должно было сюда прибить волной. У этого витающего в облаках странника явно есть смысл существования – он ищет фигурки, изо дня в день. Со стороны эти действия представляются нелепыми и нездоровыми, но до тех пор, пока он занят поисками, ему не нужно задумываться о чем-то другом. О чем же? Ну, например, о том, что его лучший друг умер от рака. «Мне жаль» - говорит на это Дейв, а человек в оранжевой куртке отвечает: «Это не твоя вина. Просто очень-очень-очень не повезло».

«Я начал искать нового лучшего друга, - продолжает он. – Среди друзей, потом среди старых знакомых, потом среди новых знакомых…»

«Долго ты еще планируешь искать?» - перебивает его Дейв.

«Друга?»

«Нет, этих, Дартов Вейдеров».

«Нет, - отвечает человек в оранжевой куртке и выкидывает в песок крошечный меч, единственный найденный фрагмент фигурки. – Мне наскучило искать вещи. Я в порядке. Здорово быть нужным, да?».

«Я уже и забыл» - говорит Дейв.

«Возможно, ты один из счастливцев. Уникальный дар у тебя есть, - продолжает странный собеседник, переставляя слова в предложении так, как это делал магистр Йода в фильме «Звездные войны». – Это здорово!»

Возможно, быть нужным, полезным кому-то, - это действительно дар? Для Дейва смысл заключается именно в этом, и другой жизни он себе уже не представляет. Можно относиться к этому как к зависимости или проклятию, а можно воспринимать как подарок небес. И в таком случае можно осознанно распоряжаться этим даром, направлять его в созидательное русло. Поступит ли так Дейв? Или всё-таки начнет искать другие цели, прислушиваться к своим собственным желаниям и мечтам? Мы не знаем, у этого фильма открытый финал. Каждый из героев распорядится своей дальнейшей жизнью в соответствии с собственным выбором.

С Майлзом на пути случается множество странных происшествий. Сначала у него воруют дорогие статусные часы. Наглый ребёнок, одетый в костюм то ли ангела, то ли Амура, правда с серыми крыльями, украл их со столика, пока Майлз отвечал на СМС своей возлюбленной. Майлз пытается вернуть часы, но «Амур» выкидывает их в море. Позже в море улетает ещё и мобильный телефон, как будто на этом пути Майлзу суждено расстаться со всеми статусными фетишами и встретиться наконец с собой настоящим.  В начале пути он еще даже не представляет себе, насколько важную роль ему предстоит сыграть в этом походе. Роль, которая изменит его жизнь навсегда.

Весь этот поход словно символизирует переход Джеймса из мира живых в мир мёртвых. И, конечно, он не мог не встретить на этом пути Харона – мрачного старца, перевозящего души умерших по водам Стикса и Ахерона, в царство Аида. Старик у переправы продает билеты на паром: в ту сторону за 3 фунта, а в обратную за 6,50. За коляску Джеймса он требует заплатить как за ещё одного пассажира. «Возвращаться все будете?» - спрашивает старик. Друзья хохочут, но на самом деле как минимум один из них понимает, что обратных билетов потребуется меньшее количество.

Всю дорогу друзья попадают в забавные нелепые ситуации. То умудряются ввязаться в драку на каком-то традиционном празднике. То с хохотом едут на коляске с горы, рискуя переломать себе шеи. Пляшут вокруг костра и прыгают через него, запускают фейерверк, в результате чего сгорает до тла одна из палаток. Словно они вернулись на несколько дней в подростковый возраст, когда всё кажется дозволенным, когда жизнь впереди кажется вечной. «Рай, - произносит Джеймс. – Если Рай действительно такой, я был бы счастлив». «Нравится мне, как тонко ты намекнул на то, что ты умираешь, - отзывается Майлз. – Я забыл об этом».

Но, к сожалению, болезнь неумолима, и с каждым днем Джеймс всё острее чувствует приближение смерти. Боли усиливаются, и ему требуется всё больше морфия, чтобы двигаться вперед. Он видит галлюцинации, в которых ему представляется, как он стоит на берегу залива и будто бы растворяется в море. Когда ему становится хуже, уровень моря словно поднимается выше, а в моменты счастья и уменьшения боли море как будто отступает. Зритель уже на середине фильма начинает догадываться, что задумал Джеймс и для чего отправился с друзьями в этот поход.

Все они понимают, что эта совместная поездка – их прощальная возможность  высказать друг другу нечто важное. Вот только друзья будут жить дальше, после этого разговора, а для Джеймса это вообще последний шанс поговорить с ними.

«Мне бы ваши жизни, которые вы тратите на бессмысленное потребление, - говорит он. – Я столько хотел сделать! Я собирался быть особенным. Знаю, звучит напыщенно». Но Майлз тут же ставит под сомнение саму возможность какого-то другого сценария жизни Джеймса. «Мой отец в нашем возрасте написал уже три книги, - говорит он. – А ты сел писать только оттого, что тебе вдруг стало сложно стоять на ногах».

Что помешало Джеймсу стать писателем? Он сам отвечает на этот вопрос в самом начале фильма: «Время, наверное. Слишком много тогда, слишком мало сейчас». Когда впереди вся жизнь, люди склонны откладывать на потом осуществление своих планов. А когда болезнь внезапно путает все жизненные маршруты, оказывается уже поздно мечтать. Так когда же жить? Джеймс словно застыл в безвременье, так и не успел повзрослеть. Не случайно фильм называется «Третья звезда». В сказке о вечном мальчике, Питере Пене, чтобы долететь до сказочной страны Нетландии, нужно было лететь направо и прямо до второй звезды. Заблудившись по дороге, друзья вспоминают этот отрывок из сказки, и кто-то из них оговаривается: вместо «второй звезды» произносит «третьей». «Так вот почему мы заблудились». Нелепая случайность (например, внезапно обрушившаяся болезнь) – и человек сбивается с пути. Но пока впереди у нас еще есть время, его на самом деле никогда не бывает слишком много. Жизнь коротка, и чтобы достичь своей мечты, нужны ежедневные усилия.  Джеймс не успел за свою жизнь написать ни одной книги, потому что пока был здоров, не понимал этого.

А почему не стал писателем Майлз? Точнее, почему он не стал публиковать свой роман? Он ведь написал его. Джеймс прочел эту книгу, тайком, утащив файл с компьютера друга. Роман так и остался храниться только в компьютере и не увидел свет. Болезнь и смерть отца словно сделали бессмысленными все творческие порывы Майлза. Как будто выключили в нем вдохновение и веру в себя. Включится ли это снова? Решать только ему самому.

Джеймс пытается каждому из друзей дать какой-то совет, напутствие. Ему так хочется докричаться до них, чтобы они поняли: у них еще есть шанс изменить свои жизни к лучшему. Сделать свою судьбу такой, как они захотят! Но Майлз не готов принимать от него советы. «Заткнись! – говорит он. – Мы словно путешествуем с больной белой Опрой. Ты бы сам себя возненавидел!».

Действительно, нужны ли нам советы от людей, которые не жили нашей жизнью и не знают, каково нам пришлось? То, что с точки зрения Джеймса кажется верным, для Майлза и для его жизни может оказаться болезненно и не нужно. А может быть, он просто не хочет услышать правду, которую и сам знает?

Кадр из фильма "Третья звезда" (Third Star, 2010)

За время путешествия у каждого из друзей была возможность поговорить наедине друг с другом, и всем вместе. Часто ли в обычной жизни мы уделяем время обычным разговорам? О смысле жизни, о жизни после смерти, о любви и дружбе? Мы бежим, спешим куда-то, решаем вопросы, стремимся к целям, анализируем проблемы. Но зачастую у нас не остается желания и сил на самый простой разговор с близкими.

Четверо героев «Третьей звезды» словно показывают нам: говорите друг с другом! Искренне, без обиняков.  Слушайте друг друга. Это путь к настоящей душевной близости. Счастье – на самом деле очень простая штука. Просто в суете повседневности мы иногда забываем об этом. «Ты делаешь себе чай и получаешь истинное удовольствие. А потом оно заканчивается… И тогда можно просто поднять свой зад и налить себе ещё кружечку». Пока мы живы, ещё можно многое успеть.

Друзья такие разные. У них разные понятия о том, как правильно прожить свою жизнь, что в ней наиболее ценно и важно. И даже мнения о том, есть ли жизнь после смерти, у них не совпадают. Но их объединяет нечто очень важное: искренность и желание находиться рядом друг с другом, в первую очередь – рядом с умирающим Джеймсом.

И если поначалу кажется, что Билл пошел в этот поход только чтобы отдохнуть от своей девушки, Майлз – повинуясь лишь чувству долга, а Дейв – неся перед собою знамя спасателя, то к концу фильма становится очевидно: они очень любят друг друга и являются по-настоящему близкими друзьями. И потеря, которую им предстоит пережить, безмерна.

Джеймс постепенно принимает тот факт, что его жизнь заканчивается. Ему хочется разделить с друзьями это светлое чувство спокойствия, готовности уйти в другой мир.

«Наши души… Разумеется, я ничего не знаю об этом. Но я много думал и читал в последнее время. Наверное, это какая-то магическая наука, о которой мы почти ничего не знаем. Темная материя… Буддисты поддерживают теорию постоянной энергии. Квантовые физики доказали её существование. Совершенное пространство вселенной вне времени… Это как вечное движение. Вечное Я-ЕСТЬ. Я думаю о себе как о пылинке, танцующей в лучах света… Миллионы атомов в постоянном движении. Представьте меня, отбивающего чечетку в звездном небе».

Но у каждого из друзей в глубине души созревает большая боль. Каждый из них сталкивается с собственными страхами, связанными со скорой смертью Джеймса. «Твоя болезнь меня пугает. Она отвратительна. Я не могу это вынести! Поэтому меня не было рядом», - говорит Майлз. Для него это уже второй уход близкого человека за последние годы. И после смерти отца он решил, что «все мы тупо сгнием и всё», поэтому его не утешают мысли о пылинке, танцующей в лучах света. У него на сердце огромная тяжесть и страх.

Дейв тоже боится. Боится остаться один на один со своей жизнью, в которой нет сейчас ничего, кроме заботы о Джеймсе и о матери. Боится столкнуться с новой для себя задачей: искать другой смысл своего дальнейшего существования. «Чего ты хочешь? Что такое особенное ты ищешь?» - спрашивает его Джеймс, и Дейву нечего ответить.

А болезнь тем временем даёт о себе знать всё более настойчиво. Друзья стали расслабляться и терять по пути те вещи, которые делали относительно комфортным состояние Джеймса. Сначала выбросили часть вещей, затем случайно упустили коляску, и она рухнула в море со скалы. Там же разбился и последний мобильный телефон. А потом и аптечка с морфием выпала из рюкзака Билла. И в итоге Джеймс остался с жуткой болью один на один, и друзья уже ничем не могли помочь ему. Их присутствие рядом уже никак не могло облегчить его страдания.

В конце фильма Джеймс умирает. Или, правильнее будет сказать, уходит?  Он уходит сам, и теперь это его осознанное решение. Не нам, живым, осуждать его за это. Он так решил. Друзья сначала не хотят отпускать его, но позже принимают этот выбор, хотя и чувствуют невыносимую боль. Он уплывает подальше от берега, а друзья плывут рядом с ним. Дейв плохо держится на воде (он не умеет плавать), и Билл вынужден увести его обратно на берег, а Майлз остается рядом с другом до самого конца. Сопровождает его в последнем приключении, ради которого Джеймс и придумал весь этот поход, ради которого и стремился попасть к заливу Барафандл.

Вот как описывает этот момент мой коллега и друг Александр Лоик в своей статье «Третья звезда»: «Каждый из героев сталкивается лицом к лицу со смертью, но, как мне кажется, именно Джеймс и Майлз смогли избавиться от этого страха, преодолеть его. И жить с осознанием предельности пути. И даже сейчас, вспоминая кадры смерти Джеймса, мне в первую очередь приходит на ум не его погружение… А стая птиц, от которой отбивается одна, летит в другом направлении и исчезает в тумане.

Человеческая душа – это птица, заключенная в клетку тела и обретающая свободу после смерти. Но во время жизни она все время пытается вырваться, раздвинуть отведенные ей границы, петь, радуя окружающих своей красотой и чудесным пением. И мы стремимся к этим душам, чистым, творческим, открытым для людей».

Создатели фильма в своем блоге в Интернете (http://barafundlebay.wordpress.com/, http://thirdstarfilm.com/)  много раз отмечали, что погода и природа стали полноценными актерами и сценаристами «Третьей звезды». Сам залив, волны, небо, стаи птиц – все они поучаствовали в съемках и придали фильму глубокий символизм и красоту. Случайно ли это? Или всё вокруг говорит нам: мы часть чего-то большего. Мы пылинки, танцующие в лучах света. И все мы еще станцуем чечётку где-то в иных мирах.

Вот как заканчивает свою статью Александр, и мне хочется присоединиться к каждому его слову: «В чем смысл жизни? «Работа - это жизнь», «Думаю, мы можем жить в наших детях», «Помните: я вас любил, вы делали мою жизнь счастливой», «Здорово быть нужным, я и забыл». Наши мечты – это наши смыслы. Пока мы можем мечтать, у нас есть цели, есть ориентиры. «Когда все мои мечты исчезнут, я сам это пойму». Пока мы знаем, для чего пришли в этот мир – мы идем смело, прямо, прокладывая в жизни свой путь, не пытаясь свернуть на второстепенные дороги. Но вот ориентир пропадает, и мы ищем… Мы ищем другую дорогу. Но ведь многие из этих ответвлений ведут в тупик… «Мне бы ваши жизни, которые вы тратите на бессмысленное потребление. Я столько хотел сделать! Я собирался быть особенным…». Быть особенным, Любить, Дети, Быть нужным, Остаться в памяти – всё это смыслы, которые мы выбираем для себя. Это энергия, дающая нам силы идти вперед.


«Почему ты так хочешь быть нужным?» Хороший вопрос, но в фильме есть и ответ на него: «Здорово быть нужным, я и забыл. - Думаю, тебе повезло. Это уникальный дар. У тебя он есть. Правда». Для одного человека это преграда на пути к достижению цели, а для другого – это смысл жизни. Не надо решать за других, что им нужно, дайте им возможность решить самим.


Может тогда люди станут капельку счастливее, когда будут обретать свой собственный смысл жизни. […]

Так хочется верить, что твоя жизнь имеет смысл. Так здорово, что у тебя есть путеводная звезда, указывающая тебе направление к твоей цели, твоей мечте. Так хочется чувствовать себя живым и оставаться в памяти. Так здорово, когда рядом с тобой есть близкие тебе люди, друзья, готовые поддержать, принять тебя таким, какой ты есть.

«Надежда греет наши сердца. Крылья вырастают за спиной»

И я вам желаю приятного просмотра… Если вы еще не смотрели этот фильм. А если смотрели, что ж, рано или поздно вы вернетесь к нему. Ведь это фильм про нас с вами, про нашу жизнь. Наши страхи и устремления. Желаю вам наслаждаться каждым прожитым моментом. Обрести свой смысл жизни. Быть свободным и уникальным и в то же время иметь поддержку и близость.

«От третьей звезды и налево, до самого утра»». (А. Лоик, «Третья звезда», 2012г.)


Фильм заканчивается словами Джеймса, которые я хочу привести в оригинале:

«So I raise a morphine toast to you all. And if you should happen to remember it is the anniversary of my birth, remember that you were loved by me and that you made my life a happy one. And there is no tragedy in that».

«Поднимаю бокал морфия за вас всех. Сегодня, если не забыли, годовщина моего рождения. Помните, что я любил вас, что вы делали мою жизнь счастливой. И во всем этом нет ничего трагичного».

Нам не дано знать, есть ли что-то за чертой, отделяющей жизнь от смерти. И как знать, может быть, этот тост – в честь нового рождения, а не в честь ухода. Все жизни когда-то заканчиваются. Это грустно. Но это и есть жизнь. Её конечность заставляет нас помнить о том, что каждый миг нужно проживать осмысленно. А свой смысл каждый для себя определяет сам. И, возможно, в глобальном понимании именно это и является смыслом любой человеческой жизни: находить и принимать свои собственные смыслы.

А ещё очень важно помнить, что смысл – понятие гибкое и меняющееся на протяжении нашего пути. Если один смысл исчерпал себя, на смену приходит следующий.

Когда умирает близкий человек, нам может казаться, что вместе с ним уходит и смысл нашего существования. Но истина в том, что вместе с ним уходит один из наших смыслов, а следующему, возможно, еще предстоит сформироваться. Не стоит подгонять себя и судорожно придумывать себе новый смысл, выдавливать его из себя, словно остатки зубной пасты из тюбика. Дайте ему созреть. Выносите его, как мать вынашивает ребёнка. Всему своё время. Но помните о том, что если на данном этапе жизнь кажется вам бессмысленной, это вовсе не означает, что она таковой и останется. Просто новый смысл еще не созрел.

Анна М. Островская, 2012г.
Категория: Арт-терапевтические методики | Добавил: psy-ezhik (15.04.2012) | Автор: Анна М. Островская
Просмотров: 1059 | Рейтинг: 0.0/0 |
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас Гость

Поиск
Друзья сайта
     
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Анна М. Островская © 2017